Официальный сайт
Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору
(http://www.fsvps.ru)

*

Россельхознадзор / Пресса о нас

19 августа 2013 г.

Алексей Алексеенко: «Рыба из Норвегии — продукт высокого риска»

В рыбе из Норвегии, которая так популярна в России, недавно обнаружили бактерии кишечной палочки. Более того, Россельхознадзор забраковал продукцию из 26 стран. Можно ли доверять импортным продуктам на наших прилавках и чего стоит опасаться больше всего? — на вопросы нашей Компании отвечает помощник главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко (ВИДЕО)

«В других странах тоже есть проблемы с норвежской рыбой. Другой крупный импортер норвежской рыбы в Евросоюзе — Франция — тоже периодически жалуется на то, что что-то бывает не так. Вообще норвежцы мотивируют нежелание следовать нашим нормам и требованиям, выдвигая очень странный аргумент. Они говорят, что их рыбу покупают в 120 странах мира и они не могут учитывать требования каждого покупателя. Но это, мягко говоря, смешно, потому что в каждой стране есть свои нормы по безопасности пищевой продукции. И к тому же Россия — это не просто одна из 120 стран мира, которые покупают у них что-то, а крупнейший покупатель их продукции!

В этом году мне самому пришлось возглавить инспекцию в Норвегию. Мы смотрели предприятия, на одном из них обнаружили явно больную рыбу: язвы на коже, глубокие, проникающие, некротические. А когда мы спросили, что будет с этой рыбой, нам ответили: не беспокойтесь, эта рыба к вам не попадет. Она пойдет на наш внутренний рынок. То есть, там пренебрежение и здоровьем собственных людей! Когда деньги становятся на первое место, это явно неправильно.

 Как покупателю правильно выбрать продукцию в магазине, ведь там не пишется, какое именно предприятие, пишется просто «рыба из Норвегии»?

— Конечно! Дело в том, что когда мы обнаружим, что в поставках с какого-то предприятия что-то не так — в первый раз мы переводим эту продукцию на усиленный контроль, то есть проверяем каждую партию на безопасность. Если это повторяется, мы закрываем поставки с этого предприятия. Здесь уже есть определенная гарантия. В том случае, если у покупателя возникают сомнения, то здесь не надо смотреть на номер предприятия, потому что с плохих предприятий сюда не попадет. Но дело в том, что в основном та рыба, которая идет из Норвегии — охлажденная продукция, то есть продукция более высокого риска. Вот поэтому это вызывает нашу особую обеспокоенность.

Рыба, которую вы покупаете в магазине или на рынке — а норвежская продукция сейчас реализуется везде — должна иметь кожу, не покрытую слизью, глаза не должны быть у рыбы тусклые. Если вы возьмете пластиковый пакет на руку и надавите на эту рыбу, должна образоваться лунка, которая должна быстро восстановиться. Это — внешние меры, по которым вы сможете определить, что это свежая рыба. Ну, и, конечно, остается старый и очень надежный способ — ее понюхать.

— А может быть есть какой-то список продуктов, которые заведомо не стоит покупать, потому что очень высокая степень риска заражения?

— Нет, продукция с очень высокой степенью риска отсекается до того, как попадет к нам. Здесь тоже возникают проблемы из-за наших норвежских коллег. Когда мы выявляем такую продукцию, которая приходит к нам, надо ее отправлять назад. То есть возникают проблемы и у наших импортеров. Это вопрос и биологической безопасности, безопасности здоровья потребителей. И вопрос экономической безопасности: мы не должны отлавливать эту продукцию, она должна поступать к нам безопасной! В Норвегии должна работать система, которая обеспечит такую безопасность.

Они очень многого не хотят делать, что обязаны делать. У них своя трактовка международных требований, хотя она противоречит Кодексу водных животных Международного эпизоотического бюро. Нам приходится вести диалог и делать все, чтобы не прекращать поставки норвежской рыбы, как это ни парадоксально. Потому что от этого зависит и судьба многих рыбоперерабатывающих предприятий в России, которые закупают эту рыбу в больших количествах. Это — социальные проблемы, проблемы рабочих, проблемы обеспечения нашего рынка. Но у нас есть один императив — эта продукция должна быть безопасной.

— То есть полного запрета на ввоз норвежской рыбы ждать не приходится?

— Нет, ждать не приходится. Мы делаем все, чтобы запрета не было, чтобы нам не пришлось прибегать к таким мерам. Но мы должны подвигнуть наших норвежских коллег к принятию решительных мер на создание системы обеспечения безопасности. Мы стараемся привлечь к этому внимание общественности и правительства Норвегии.

 А как быть с той рыбой, которая могла попасть на прилавки наших магазинов до того, как было обнаружено заражение?

— Дело в том, что мониторинг касается контроля той продукции, которая только приходит в нашу страну. То есть здесь мы ставим барьер, который должен отсечь такую продукцию.

— В принципе, просматривается каждая партия?

— Нет, просматривается каждая партия только в том случае, если предприятие допустило хотя бы малейшее нарушение. В этом случае мы ставим стопроцентный мониторинг. А если в течение 3 месяцев предприятие не допустило ни одного нарушения, мы переводим на обычный мониторинг. Если нарушение произошло, мы закрываем поставки.

— Сейчас Россельхознадзор забраковал продукцию из 26 государств. Это обычная практика или что-то случилось?

— Это самая обычная практика, потому что мы проверяем продукцию, которая приходит к нам со всего мира. Мы глубоко встроены сейчас в систему международной торговли. И мы делали такую работу целенаправленно. На этой неделе, когда мы проверяли продукцию, которая приходит из разных стран, это было уже 32 страны. К нам поставляют продукцию со всего мира, всю ее мы проверяем. И, конечно же, засвечиваются предприятия из самых разных стран мира.

— По статистике какие продукты и из каких стран чаще всего оказываются некачественными?

— Самыми некачественные продукты мы отсекли сразу. Это, прежде всего, Китай, потому что мясную продукцию оттуда мы не можем принять. А объемы рыбной продукции достаточно ограничены. Индия — оттуда тоже мясная продукция к нам не приходит. Страны Африки — слишком высокие риски.

— Сохраняются ли риски для наших потребителей относительно какого-то определенного вида продукции?

— Риски есть всегда. Продукция самого большого риска, с которой мы сталкиваемся постоянно — это фаст-фуд. Там обычно используется переработанное мясо, не всегда оно получено из надежных источников. И, к тому же, во многих предприятиях фаст-фуда используется приготовление фри, картофель фри, другая продукция, чебуреки — там все, что угодно, пирожки в масле. Масло, к сожалению, не всегда и не везде контролируется на безопасность, и не всегда у нас используется в течение короткого времени.

В отношении той продукции, которая приходит на российский рынок, есть действенная система контроля. Нельзя сказать, что она на 100% совершенна, потому что у нас несовершенно законодательное поле. То есть оно допускает разрывы в цепочке контроля, в которую обязательно влезают мошенники.

В будущем мы сделаем все, чтобы возникла новая система, которая контролировала бы, как в лучших странах мира, что называется «от поля до прилавка», контроль был бы безопасности сквозной. Покупатель должен знать, что именно он потребляет и с какими потенциальными рисками он может столкнуться».

Источник: РГРК «Голос России»
Оригинал: http://rus.ruvr.ru/2013_08_16/exvideo-Aleksej-Alekseenko-Riba-iz-Norvegii-produkt-visokogo-riska-7380/

Россельхознадзор / Пресса о нас / http://www.fsvps.ru/fsvps/press/5852.html